Профессионалы для будущего
Чему учить детей, чтобы роботы
не отобрали у них работу
ИДЕИ
Выбор профессии — это серьезно. Поговорили с руководителем проекта Атлас новых профессий Дмитрием Судаковым о том, как изучают профессии будущего, чем современная школа отличается от советской системы образования и стоит ли паниковать из-за роботизации.
Компетенции будущего
Профессии устаревают и обновляются постепенно. Сначала появляются первые примеры, когда труд специалиста передали машине или алгоритму. Следующий шаг — массовое внедрение, когда профессия трансформируется или исчезает. Этот процесс может идти десятилетиями.

Новые технологии тоже стимулируют изменения. Например, появилась 3D-печать и ученые ищут ей применение в разных сферах, а значит, становятся нужны специалисты, которые смогут применять новый инструмент в медицине, проектировании или производстве.

Навыки и знания, которые пригодятся человеку для работы в новых условиях рынка, называют компетенциями будущего. Список постоянно пополняется, но главные требования связаны с коммуникацией, гибкостью мышления и умением принимать сложные решения.
Технического знания будет недостаточно. Рутинную и монотонную работу все больше автоматизируют — выносят на платформу, заменяют специалистов роботами. Человек вынужден искать себя в зоне, которая связана с коммуникацией, междисциплинарной деятельностью. И поэтому неожиданно оказывается, что технарю нужны гуманитарные навыки.
Дмитрий Судаков, руководитель проекта Атлас новых профессий
Профессии меняются, а эксперты следят за изменениями и строят прогнозы каждый в своей отрасли. Чтобы объединить эти наблюдения и заглянуть в будущее рынка труда, есть метод — технологический форсайт компетенций. Это масштабное исследование, где заняты специалисты из разных секторов экономики. Главный принцип форсайта: будущее можно создать, оно не проистекает из прошлого, а зависит от усилий всех заинтересованных сторон.
Как изучают профессии будущего
Сессия форсайта проходит так: модераторы собирают группу экспертов в конкретном экономическом секторе, и по определенным правилам обсуждают с ними все, что меняется или будет меняться в их отраслях. Дискуссия идет два дня без перерыва.

«Зовем компании, которые занимаются перспективным производством или исследованиями, ищем стартапы в нужной области, приглашаем представителей государства. В форсайт-сессиях участвуют вузы, которые готовят кадры для отрасли. Иногда в группу приглашаем людей, которые на обывательском уровне используют плоды той отрасли экономики, о которой будут говорить эксперты.

Чем больше степень разнообразия среди экспертов, тем объемнее получится картинка. Из-за того, что они такие разные и все время в дискуссии, возникает „магия форсайта“. Она позволяет ухватить будущее — мы видим тенденцию, в согласии с которой меняется мир. И так появляется Атлас новых профессий», — рассказывает Дмитрий Судаков.

Итог дискуссии — список новых профессий, которые уже существуют и будут востребованы в ближайшие годы, и тех, которые появятся через 10−15 лет. Атлас новых профессий — это упаковка результатов исследований, которые провели отраслевые эксперты. Чтобы выбрать перспективную специальность, которая не скоро исчезнет с рынка, нужно следить за изменениями.
Выбор профессии это как стрельба по тарелочкам — если прицеливаешься в мишень, а она при этом движется, рискуешь промахнуться. Поэтому, задумываясь о карьере, нужно целиться в будущее. В рамках проекта мы подсвечиваем перспективу.
Современная школа
Школы и вузы медленно реагируют на изменения, потому что многие преподаватели все еще ориентированы на условия советской экономики и производства, говорит Дмитрий Судаков:

«Большинство преподавателей получали образование в других реалиях, поэтому они воспроизводят элементы советской системы обучения. Эта система неплохо готовила людей к прошлому укладу, но в сегодняшней ситуации она должна серьезно измениться, и в России есть школы, где это успешно реализуется. Проблемы возникают из-за того, что люди не знают, как и чему учить детей за пределами учебных пособий».

Современные школы предлагают другой подход. В его основе самостоятельность, умение критически мыслить, искать решения и отвечать за них. Разница между советской и современной системами — в общении с детьми и отношении к пространству.
В современных школах дети не боятся задавать вопросы, ошибаться, общаться со взрослым.
Дмитрий Судаков, руководитель проекта Атлас новых профессий
Это живое пространство с инсталляциями и выставками работ учеников, родителей и педагогов.

Современная школа неодинакова, есть разнообразие цветов и зонирование. Хорошо, когда школа принадлежит детям. Тогда они управляются с пространством сами — несут дежурства и делают уборку не по разнарядке, а потому что это их территория. Я много езжу по стране и вижу достаточно таких примеров. Школы № 548, 57, 1788 в Москве, гимназия «Горностай» в Новосибирске, есть отличные школы в Калининграде", — говорит Дмитрий Судаков.

Профориентация в виде тестов или опросников не гарантирует успех в выбранной специальности. Но давление на школьников и их родителей настолько сильно, что такие услуги все равно пользуются спросом.
У родителей очень высокая тревожность по поводу правильно ответа на вопрос «кем быть». И они надеются, что найдется умный дяденька или сервис, который задаст ребенку вопросы, протестирует, изучит отпечатки пальцев и расскажет — какая ему подойдет профессия. К сожалению, это так не работает.
Дмитрий Судаков, руководитель проекта Атлас новых профессий
Невидимая рука рынка двинет образование к профессиям будущего, считает Дмитрий Судаков. Новые требования для разных специальностей повлияют на то, как вузы будут формировать учебную программу. Но не стоит переоценивать необходимость высшего образования.

«Я верю, что вузы столкнутся с требованиями рынка с одной стороны и мотивацией абитуриентов с другой, и им придется измениться. У нас все еще считается, что всем нужно получать высшее образование, и эти 4−6 лет критически важно потратить, чтобы быть успешным в жизни. Но все больше компаний не смотрят на диплом при приеме на работу», — говорит Дмитрий Судаков.
Как выбирать работу мечты
Механизм выбора у человека формируется в детстве. В течение жизни ситуации усложняются, но в них действует та же система, что и при выборе между двумя погремушками. В поиске профессии помогает триада: что я хочу, что умею и что нужно рынку. Ответив на эти вопросы, человек может примерно определить подходящие специальности.
Человеку важно выяснить, а что же ему интересно. Когда у меня появился первый в жизни компьютер, то я без всякого давления и при высокой нагрузке в школе изучил ассемблер, просто потому что так захотелось и было интересно.
Дмитрий Судаков, руководитель проекта Атлас новых профессий
Машины не скоро смогут полноценно заменить творческие профессии — искусственный интеллект и существующие алгоритмы пока не научились воспроизводить нюансы мастерства. Но рутинные профессии, не требующие высокой квалификации, изменятся или исчезнут в ближайшие несколько лет. Робот устойчив к сложным условиям труда, выдерживает более высокие нагрузки. Значит, конкуренция в таких профессиях возрастет не в пользу человека.

«Фрезеровщик на станке с ЧПУ все еще будет нужен через пять лет. А вот через 15 — не факт. И здесь появляется вопрос, готов ли ты идти в профессию, которая исчезнет или изменится через несколько лет», — говорит Дмитрий Судаков.

Атлас новых профессий был адресован скорее преподавателям школ и вузов. С ним они могут проводить игры и занятия с учениками и студентами, чтобы рассказывать о специальностях будущего и помогать в выборе. Новая редакция этого материала ориентирована в первую очередь на самих школьников, которые смогут самостоятельно разбираться в профессиях и навыках будущего.

«Мы решили окончательно сосредоточиться на подростке и создать книгу, которую школьнику будет интересно читать самому. В Атласе появляется главная героиня — 15-летняя девушка, которая из 2019 года попадает в 2035. Она сталкивается с новыми профессионалами, видит, как устроено их место работы, изучает инструменты. Девушка Ника подключается в стажерских или других ролях. Через это мы показываем, как взаимодействуют эти профессионалы.
…Широкие окна выходили на футбольное поле, по которому с шумом носились дети в красных и белых майках. Голографическое табло над ними высвечивало счет. «Красные» выигрывали 3:1. Мимо по коридору пронеслась молодая женщина, бросила Нике на бегу: — Давай скорей, уже карьерный стратег вещает!

Она прислонила телефон к считывающему устройству на двери и пропустила девушку вперед. Ника очутилась в небольшом помещении, больше всего напоминавшем командный центр. За стоящими в ряд столами сидел с десяток людей, напряженно всматривающихся в мониторы компьютеров. Широкие плазменные панели на стенах показывали с разных углов одну и ту же картину: строгий худощавый мужчина рассказывал что-то перед группой подростков и людей постарше, должно быть, их родителей.

— Пусть это только репетиция, — говорил мужчина. — Отнеситесь к ней серьезно. Тест на надпрофессиональные навыки, или soft skills — один из самых значимых за все обучение. Его результаты повлияют на будущие перспективы выпускников.

— А готовиться-то как? — подала голос усталая женщина лет сорока. — Может, билеты какие-то есть? Список вопросов?

— Нам даже никакой учебник не советовали, — протянул подросток рядом с ней.

— Суть теста — в реакции учеников на неоднозначные ситуации, — ответил мужчина. Тот самый карьерный стратег, догадалась Ника.
— Правильные ответы зависят от контекста, а формат постоянно меняется и дорабатывается.

— И как тогда вы оцениваете результаты? — резко спросила моложавая брюнетка, отрываясь от смартфона. — Баллы интуитивно расставляете? Рядом с ней кто-то хохотнул.

— Конечно, нет, — улыбнулся карьерный стратег. — Для оценки у нас есть специалист — валидатор знаний. Он следит, чтобы учитывались не только простые параметры, вроде IQ, но и другие: эмоциональный интеллект, системное мышление, умение работать в команде — все то, что пригодится ребятам в дальнейшем.

— А если завалит? — веснушчатая мама прижала к себе такого же конопатого сына.

— Тест важен, но плохие результаты не поставят крест на карьере. Soft skills оцениваются регулярно, и данные обновляются. Наша задача — задать вектор развития, а не ограничить ребят.

— Ой, — хмыкнул плотный высокий мужчина. — Это же просто игра! Будто они дома мало играют.

— Для каждого предмета мы выбираем оптимальный формат. Биологию ученики сдавали в виртуальности, по обществознанию делали совместный проект. При оценке «софтов» важно увидеть навыки в совокупности. Потому и выбрали формат ролевой игры.
Мы рассчитываем, что подглядев такое будущее в формате фантастического романа на основе серьезных исследований, ребенок скажет — «о, как классно выглядит строительство или медицина завтрашнего дня». Дальше Ника возвращается в 2019 год и принимает решения, которые помогут прийти к этой профессии. А ребенок может тоже двинуться этим путем, вслед за героиней", — говорит Дмитрий Судаков.
Поддержать «Атлас новых профессий» можно на странице краудфандинга проекта.
Читайте также